Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

ЧерддтЪ

(no subject)

Известная картинка и полно людей, которые примерно так же ранжируют науки по «сложности». Вот математика - сложная, а история - так, ерунда, любой дурак справится.
Но вот только все совсем не так. Я предпочитаю выделять два вектора.
Один - собственно, сложность. И социология значительно сложнее физики. Сложность здесь - это количество объектов, которые наша теория выделяет, сложность их взаимодействия.
В физике все сводится к достаточно простой стандартной модели частиц, в социологии к простой модели не свести. Человек много сложнее атома, что уж говорить о совокупность индивидов.
Второй вектор - интуитивность. И вместе с ростом сложности возрастает интуитивность, а по мере упрощения научная область становится все более контринтуитивной
То есть кажущаяся сложность математики на самом деле объясняется ее контринтуитивностью, вернее, необходимостью выработать особую, далекую от обыденной, интуицию.
А кажущаяся простота социологии - следствие ее интуитивной понятности, мы все люди и все живем в социуме, конечно нам примерно понятно, что да как, а если непонятно, то уж объяснения то понять будет всяко проще, чем в физике.

ЧерддтЪ

Антропоцентрическая этика

Некоторое время назад с приятелем обсуждали антропоцентризм применительно к этике. Лекцией о постгуманизме навеяло.

Я сразу поленился, а надо было ряд тезисов записать, теперь придется по памяти восстанавливать.

Приятель мой решил быть адвокатом дьявола и отстаивал постгуманистическую позицию, но скорее подвергал критике мои, чем отстаивал свои.

Во-первых, что является надежным фундаментом для антропоцентрической этики?

Кто дал нам право решать, что хорошо и что плохо? Что отличает человека от животного и возвышает нас над ними? Это в первую очередь способность решать. Мы присвоили себе это право, потому что нет никого, кто мог бы нам возразить. Мы единственные (по крайней мере, пока я не встречал свидетельств иного) существа на планете, способные быть субъектом этики, моральным агентом, выносить моральные суждения, сознавать, что поступаем хорошо и плохо.

Но многие животные способны испытывать боль и страх, быть не просто биохимическими автоматами, но фиксировать, осознавать свои ментальные состояния так же, как и мы. Это отличает собак от комаров, это делает их боль такой же болью, как и наша, а не просто ноцицепцией, сигналами в нервной ткани. И потому они могут быть объектом этики. Волк не может поступить хорошо или плохо, но мы можем поступить по отношению к нему хорошо или плохо, чего не можем по отношению к бесчувственному камню или бактерии.

Collapse )
ЧерддтЪ

Протестансткая этика и дух марксизма.

Марксизм как кальвинизм наоборот: спасение предопределено, а жизнь рабочего, неудачи и бедность являются знаком благосклонности судьбы и признаком принадлежности к тем, кто будет спасен - взят в царствие грядущего коммунизма.

ЧерддтЪ

(no subject)

Положение ученика считается плохо совместимым с занятиями спорщиков, склонность к диспутам осуждается (как разжигающая страсти и как мечтающая продвижению в дхарме безотносительно к психологически дурному воздействию на спорщика): в каноническом клише (см., например, М 104), монахам-буддистам ставится в заслугу, что они не погрязают в спорах, описываемых такими словами: «Не понимаешь ты до конца эту дхарму и устав, а я понимаю до конца эту дхарму и устав. Где тебе понять до конца эту дхарму и устав? Ты на ложном пути, я на правильном пути. У меня связно, у тебя бессвязно. Что вначале сказать надо было, ты потом сказал, что потом сказать надо было, вначале сказал. Непродуманно у тебя, непоследовательно. Твое утверждение оспорено.. Ты уличен [в 'противоречии]. Ступай подумай, как будешь выпутываться, а если можешь, то обороняйся [прямо на месте]».

не понимаешь до конца ты эту дхарму и устав

как понимаю до конца я эту дхарму и устав

и не поймешь ты до конца ни эту дхарму ни устав

а только лишь запутавшись упадешь устав

ЧерддтЪ

(no subject)

А так же стоит отметить, что этот подход к спору очень похож на традиции греческих софистов, с поправкой на серьезное отношение к предмету. В частности, про Менандра пишут:

Collapse )
ЧерддтЪ

(no subject)

Давно стало общим местом в подобных беседах, что понятие бога крайне бессодержательно. Каждый понимает кто во что горазд.

Ну там атеист не верит в сидящего на облачке дедушку. Его можно понять! А верующий верит в первопричину. И его можно понять! Вот почему он думает, что этой первопричине надо молиться - это отдельный непростой вопрос.

Но я хотел бы совсем с другого бока подкопаться.

Мне категорически не нравится слово "вера". Это какая-то искусственно навязанная дихотомия "вера"/"знание", совершенно неадекватная реальности. К черту ее.

Я верю, что когда я с утра просыпаюсь, я - это тот же я, кто заснул вчера. Я верю, что когда меня с утра солнце будит в окне - это солнце, огромный шар плазмы за много миллионов километров от меня, а не последствия потребленных с вечера наркотиков (ничего я не потреблял, мне подсыпали!). Я верю, что земля круглая, хотя я сам не видел и не встречал лично никого, кто видел, что и правда круглая.

Я верю в Дон Кихота. Верю, что он есть. Конечно есть. Описан в книге, известен многим людям, мы с ними можем обсудить черты его характера, его биографию, его внешность. Если это не означает "есть", то что тогда?

Еще я верю в то, что есть тот ноутбук, с которого я все это печатаю. Очевидно, впрочем, что он совсем иначе "есть", чем Дон Кихот.

И я верю в простоту числа, верю, что она есть, и есть третьим, отличным от двух предыдущих способом.

Collapse )
ЧерддтЪ

Три тезиса про этику

Некоторое время назад я долго и в муках выдавливал из себя текст, который бы просуммировал мои мысли о этике - вообще, как таковой. А сегодня у меня в голове вдруг сложился пазл - я понял, как сформулировать желаемое куда проще и отчетливее, что и сделал незамедлительно.

Первый тезис представляется мне практически бесспорным. Для возникновения развитой цивилизации необходимо общество, как носитель культуры. Общество не может существовать без этики, в своей минимальной основе заключенной в утверждении о том, что есть "свои" - другие члены общества, неважно, как именно выделенные и к этим "своим" недопустимо без оснований, бесконтрольно проявлять агрессию. Контроль за агрессией по отношению к своим необходимо присутствует в любой культуре и мы можем ожидать его у любой разумной формой жизни, если к ней вообще применимо деление на особи и, как следствие, составленный из особей социум.

Collapse )
Штирнер

(no subject)

Есть такая штука в российском (возможно не только) обывательском понимании истории, я ее называю «ублюдочная традиция историографии».
Основной прием ее - подмена понятий.
Классические примеры - революция, демократия и митинг.
Революцию устраивают, чтобы люди лучше жили, говорит эта традиция. Но нигде после революции не стало лучше, значит революция не нужна, продолжает она.
Демократия нужна, чтобы простой человек решал все государственные вопросы. Но он нигде их не решает, и слава богу, он бы нарешал - а стало быть и демократия не нужна.
Задача митинга - чтобы люди собрались власть свергать. Любой митинг, после которого вы не идете Кремль штурмовать - пустая трата времени.
Ампутацию ноги производят, чтоб лучше бегать. Но раз никто не начал лучше бегать, это глупая, нелепая операция, незачем ее вообще делать.
То, что задачи митинга, демократии и революции вовсе не в том, деликатно опускается.
Митинг в первую очередь мобилизационное мероприятие - показать, сколько людей готовы по призыву выйти на улицу.
Демократия решает задачу стабилизации общества, распределения ответственности и смены власти легитимным, то есть при активном согласии народа, способом.
Революция - как ампутация, крайняя мера. «Но ведь народу то ее рекламируют, как средство к лучшей жизни!», - возражали мне. Вот, в Ливии жили хорошо, а потом перестали. Тут мне остается только развести руками и предложить почитать текст гимна (до Марсельезы) великой французской революции “Ca ira”.
Вкратце, там народу две вещи обещают - что свобода будет и что аристократам будет ну очень плохо. Ни слова про то, что денег станет больше. Да и Марсельеза ровно про то же. «Убивай тиранов во имя свободы».

Собственно, этой традицией пропитаны все постсоветские годы, она лежит в фундаменте мироощущения современного среднего россиянина, надо ж как то объяснять себе, почему не надо ничего делать.
ЧерддтЪ

(no subject)

Я давно придерживаюсь мнения, согласно которому в мысли важна структура. Не только содержание, но и некоторый внутренний скелет. Структура мысли может быть доводом в пользу ее правдоподобности или наоборот, если другие мысли с той же структурой верны/неверны. И мне всегда интересно обнаруживать одинаковую структуру в каких-нибудь предельно далеких друг от друга рассуждениях. Вот, попалась еще одна хорошая иллюстрация.

Это Хомяков, русский философ-славянофил, в изложении Лосского:

"Недостатки римской церкви и протестантства, по мнению Хомякова, имеют один и тот же психологический источник — страх. Одни боятся потерять единство церкви, другие боятся потерять свою свободу. Но как те, так и другие думают о небесном по-земному. Католики считают, что ересь восторжествует в том случае, если будет отсутствовать центральная власть, решающая вопросы догматов. 

Протестанты придерживаются другого мнения. Они считают, что, если каждый будет вынужден соглашаться с мнением других, наступит интеллектуальное рабство."

А это кусок текста, который я недавно писал про левых и правых:

"...важных ценностей больше одной, и разные люди по разному смотрят на то, какая ценность важнее. 

Мир, где была бы полная свобода, очевидно, невозможен. Но так же невозможен мир, где была бы полная безопасность. Сдвиг «баланса» в сторону свободы дает нам правых, в сторону безопасности - левых...

...когда сталкиваются свобода и безопасность - в широком смысле, как право человека на защиту - физическую, психическую, экономическую, они чаще выбирают право одного человека на защиту, а не право другого на свободу. Свобода одного кончается там, где начинается свобода другого - в том числе свобода от физического и психического насилия, от экономичечкого принуждения, от мошенничества и так далее. 

А что такое безопасность? Это, помимо прочего, возможность быть сложным. Потому что ты можешь быть тем сложнее, чем меньше тебе нужно беспокоиться о своей безопасности. Так что дихотомия свобода/безопасность это еще и дихотомия предприимчивость/сложность. В мире без правых мы были бы овощами, в мире без левых - зверьми."

Всего одно неловкое движение - и ты православный.

ЧерддтЪ

(no subject)

К вот этому:

Я не хотел бы говорить за конкретный случай Струмии, это надо зарыться в вопрос, узнать, что он конкретно говорил, с какой интонацией, что за предшествующие случаи некорректного поведения ему вменялись - может такое быть, что его и неправильно выгнали. Более того, я считаю, что такие вещи не должны "просто случаться", произволом руководства, которое решило не связываться с активистами. Я считаю, что подобные случаи должны обсуждаться на каких-то специальных слушаниях, где у человека будет право выступить в свою защиту. Гражданский произвол - это плохо, должны быть какие-то регламенты подобных процедур.

Но вот сам принцип "нет, никогда, ни за что нельзя выгонять за слова, а научная истина вне этики и этическому обсуждению не подлежит" - вот этот принцип мне кажется заведомо неверным.

Collapse )